18 декабря 2017 года

Сергей Каштанов: «Мы находимся в зоне техногенной катастрофы, но упорно этого не признаем»

Что изменится для жителей края с появлением регионального оператора на рынке утилизации твердых бытовых отходов? Готов ли к этому регион, и какие "подводные камни" и риски несёт "мусорная реформа"? Об этом и не только в программе "Бизнес-ланч" на радиостанции «Эхо Москвы» в Перми (http://echoperm.ru/interview/299/149884) с генеральным директором компании "Экол" Сергеем Каштановым поговорил ведущий Ярослав Богдановский

Ведущий: – Это программа «Бизнес-ланч», у микрофона Ярослав Богдановский. Прямо сейчас поговорим о «мусорной реформе», с лёгкой руки коллег такое название все эти процессы уже получили. Поговорим мы об этом с генеральным директором компании «Экол» Сергеем Каштановым. Добрый день, Сергей.

Гость: – Добрый день.

Ведущий: – Сергей, тема «мусорной реформы», а именно будущей схемы территориального обращения ТБО так или иначе звучит в различных плоскостях: как в политической плоскости, так и в плоскости сугубо профессиональной – коммунальной. Давайте как-то разделим на две составляющие. Первая – это последние новости на рынке. Второй вопрос: что у нас, я имею в виду в Пермском крае, происходит с «мусорной реформой»? Мы готовимся к ней или мы её пока провалили на данном отрезке времени?

Гость: – По последнему вопросу сложно сейчас делать отсечку и определяться по времени, на каком этапе мы находимся, потому что у нас есть задел по времени – 1 января 2019, когда во всех объектах Российской Федерации должны заработать региональное операторы. Поэтому, может быть, мы будем настолько оперативны и быстры в проведении конкурсных процедур, пройдём это всё без оспаривания и выберем регионального оператора так же быстро, потом согласуем тарифы и поэтому успеем заскочить на подножку последнего вагона. Сейчас у нас только такой шанс.

Ведущий: – В чём смысл самой реформы? Давайте напомним «телеграфно», очень быстро. Получается, что с какого-то времени вывозить мусор будет всего один региональный оператор, который получит это право, который выиграет этот конкурс. Начнём с того, что речь о, прямо скажем, немаленьких потенциально деньгах идёт. Как выглядит вообще рынок сегодня? Насколько развита конкуренция? Можно ли сказать, что рынок сложился?

Гость: – Рынок сложился, потому что идут уже необратимые процессы, в 20 регионах проведены конкурсные процедуры, в 6 из них фактически уже региональные операторы приступили к выполнению своих функциональных обязанностей. Плюс наше действующее законодательство никому не запрещает из соседних регионов региональным операторам приезжать сюда и участвовать в наших конкурсных процедурах. Я считаю, что такие участники, игроки рынки более состоятельны и имеют больше шансов на победу, что собственно сегодня и делает наша компания. Мы также готовимся к этому конкурсу, компания «Экол» будет участвовать в конкурсе по выбору регионального оператора, она уже официально заявила об этом в регионе. Мы идём вместе с одним из таких инвесторов, который на сегодняшний день осуществляет операционную деятельность и имеет достаточный багаж опыта для того, чтобы безболезненно пройти сложный период стартапа.

Ведущий: – То есть у вас такие планы есть, я правильно услышал?

Гость: – Да, более того, у нас есть расчёт инвестиционного проекта на этот период в соответствии тем условиям, которые определены  федеральным законодательством. У нам есть и внешняя информация, которая опубликована в средствах массовой информации в тех источниках регионов, где проведены эти конкурсные процедуры, и мы следим за динамикой. Также у нас есть и инсайт, с помощью которого мы можем взвешивать риски, такие, например, с которыми уже столкнулись действующие операторы – саботаж на рынке среди местных операторов – и мы уже знаем, что с этим делать. Даже есть мобилизационный план на этот период на случай такой опасности.

Ведущий: – Давайте напомним сверх-идею «мусорной реформы». Может быть, не очень хорошее сочетание «мусорная реформа», но тем не менее. Для нас с вами, потому что вы ведь тоже являетесь жителем в том числе города, что меняется? В чём сверхзадача?

Гость: – Краткое содержание предыдущих серий. Первое: мы сегодня находимся в зоне техногенной катастрофы. Мы находимся, но упорно это не признаём, и предыдущие наши эфиры показывают это. Люди  говорят с такой позиции: «Вас было триста в городе, сейчас станет один, сложнее будет управлять, ничего не поменяется». Если так рассуждать, то мы к этой сверх-идее не придём. Сверх-идея проста: есть ряд развитых стран, где этот рынок уже сформировался, где люди проходили аналогичные периоды, когда мусор выбрасывался на улицу, в леса в условиях жёстко ограниченного пространства. В европейских странах  и на других континентах люди, видимо, быстрее к этому пришли. Но в силу того, что нам пока «сыра земля» позволяет валить в неограниченных количествах в недра отходы, то мы, наверное, и отстали от развитых стран на 30 лет. Сейчас нам нужно повторить эти подвиги, привести всё в норму в соответствии с санитарным законодательством, как бы банально это не звучало. На сегодняшний день продолжаем мы валить леса, продолжаем эксплуатировать огромное количество свалок, примерно 90% в Пермском крае –  и вообще это федеральная цифра, федеральная доля мусорных полигонов, их по-другому никак не назовёшь, это явно не полигон ТБО, где всё валится в открытый грунт, и весь фильтрат уходит в водоносные слои, которые идут потом на забор, на питьё и так далее, на обеспечение жизнедеятельности человека. Ну и плюс, самый страшный фактор, в том числе – это парниковые газы. Никто их не собирает, никто не контролирует, это всё идёт в атмосферу, разрушается и озоновый слой, нарушается экологическая обстановка. Не просто так же меняется климат – это всё влияет, естественно, на все эти катаклизмы.

Ведущий: – По закону, насколько я правильно понимаю, должен заработать уже новый региональный оператор, уже приступить?

Гость: – Совершенно верно, с 1 января 2019 года он должен приступить. Если от обратного считать, то нам нужно в обратном порядке утвердить тариф после победы на конкурсе региональных операторов. Второе: провести конкурсные процедуры. Третье: опубликоваться. Четвёртое: подготовить все необходимые документы для проведения конкурса, и нормативные и процессуальные, у нас еще не всё в порядке. Опять же бизнес-сообщество, те, кто готовы участвовать на конкурсах, мы готовы помогать правительству Пермского края в этом вопросе, как минимум – в режиме консультации работать, как максимум – принимать участие в рабочих группах по подготовке, разработке этих документов, предоставлению их в соответствующие органы нашего субъекта на утверждение.

Ведущий: – Алло, здравствуйте, вы в эфире. Как зовут вас?

Слушатель: – Добрый день, меня зовут Пётр, я эксперт в сфере ЖКХ. Знаете, что я бы сказал по поводу сегодняшней темы? Мы, как правило, смотрим на Запад и берём оттуда какие-то примеры, пытаемся по этому пути идти, коли он пройден ими. Но получилось так в сфере ЖКХ, и вообще в нашей стране, что мы рождаем очередных олигархов. При этом плата за вывоз того или иного ресурса, где мы поселили олигархов, резко возрастает, а экологии от этого будет ни холодно, ни жарко.  Простой пример. Отдали всё господину олигарху Вексельбергу. Что имеем? Имеем бешеные тарифы по сравнению с другими регионами и больше ничего. А качество услуги плохое. Видимо, здесь всё повторится. Почему? Потому что олигархи запросто вхожи в Думу, в правительство, и они наклепают таких постановлений, что тариф по вывозу мусора будет выше, чем у Вексельберга. Я думаю так.

Гость: – Спасибо. Вопрос понятен. Интересная позиция, причём она имеет широкое распространение, отчасти я с неё согласен, могу только прокомментировать. Если нас сравнивать с проектами каких-либо олигархов, которые заходили, то это несравнимые вещи. Мы сейчас говорим о конкурсе, который будет честный, который будет в Пермском крае, который будет публичный. И по большому-то счёту, у нас есть конкуренция на этом рынке, что позволяет проводить именно честные конкурсы, потому что желающих там как минимум трое на наш регион для того, чтобы занять это положение, эту позицию регионального оператора. С одной стороны, это счастье, у тебя в руках сконцентрирован рынок, ты как инвестор можешь планировать свою инвестиционную деятельность с горизонтом планирования на 15 лет. С другой стороны, здесь возникает очень много рисков, которые определены требованиями действующего законодательства. Что касается реплики по экологии, по бэнчмаркингу – я не совсем согласен. Давайте зайдём в лес, давайте зайдём на берега, давайте зайдём на те полигоны, которые сегодня эксплуатируются. Просто на то, что дальше носа внимание можно не обращать, и судить об отрасли на основании того, что ты видишь на поверхности. А что мы видим на поверхности? Мы сегодня видим грязные контейнерные площадки, убогие контейнера, отсутствие подъездных путей, если это весна и осень, то как минимум наши дамы не могут пройти нормально в своей обуви до контейнерной площадки и так далее. Для того, чтобы всё это привести в чувство, упорядочить как раз и нужен такой региональный оператор, который будет за это отвечать непосредственно и своими финансами, и своей репутацией, и своей перспективой. Сегодня в городе Перми у нас существует триста операторов, которые занимаются транспортировкой. В таких условиях это какая-то гиперконкуренция, в таких условиях невозможно положительно развивать инфраструктуру. То есть если мы берёмся за какой-то объект, начинаем в него вкладывать, то тут же прибегает какой-то косолапый возчик с вёдрами, предлагает пониженные тарифы, притом, что он повезёт опять же на те полигоны, о которых мы говорим, а не на легальный полигон. Соответственно вся наша инвестиционная программа, наши намерения инвестиционные рушатся. Так вот в новых правилах, то, что касается видимости на расстоянии нашего носа, эти изменения тоже предполагаются. И если огни не будут проходить, то соответственно региональный оператор очень быстро потеряет свой статус и более того, он потеряет те гарантии, которые обеспечены его банковскими документами.

Ведущий: – Давайте послушаем ещё один телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире.

Слушатель: – Здравствуйте, это Игорь говорит. Надоели эти очередные «халявы» по повышению квартплаты в данном случае уже за счёт вывоза мусора. Смотрите, у нас трёхэтажные дома, нужно пройти, наверное, метров 250 до контейнера, и сейчас вы хотите впаять ещё тысячу рублей, на квартиру навешать, чтобы получать эти «халявские» деньги. Извините, вы, наверное, бывший спортсмен? Потому что у нас куда не сунься: сфера ЖКХ – спортсмены бывшие, вывоз мусора – спортсмены бывшие, то есть я не понимаю, вас пристраивают куда-то, вот эти «халявские» деньги придумывают. Я считаю, что нужно также как с мечетью люди вышли на улицу, организовали коллективный какой-то пикет и сказали: «Нам эта «халява» – повышение квартплаты – уже надоела!».

Ведущий: – Спасибо.

Гость: – Все мы немного спортсмены когда-то были, и это не влияет на уровень интеллекта и способности личные. Более того, я закончил военное училище и дослужился до звания капитана, когда уволился в конце 90-х. После этого получил MBA-образование в Москве,  MBA Executive, что позволило мне очень быстро развиваться в тех целях, которые я сам себе ставил. Что касается «халявы», то давайте попробуем представить, что кто-то из таких рассуждающих готов выйти на конкурс. Пожалуйста, найдите ресурсы, выходите на конкурс, предлагайте свои условия, меняйте ситуацию. Никто же не против, конкурс открытый. Более того, что касается тарифов, которые там предполагаются, как сказано только что «ломовые», на самом деле в данном случае тарифы будут регулироваться конкурсными процедурами, а не возможными «договорниками», которые на сегодняшний день имеют место быть.

Ведущий: – Речь идёт о прозрачных условиях?

Гость: – Конечно, будет конкурс, и главным критерием конкурсного отбора будет именно тариф, а не то, что сначала выберут регионального оператора, а потом он пойдёт опять, как в первом примере было сказано, пойдёт договариваться о своих интересах. Нет, на самом деле такого не будет. Кто даст ниже тариф и определённо качественные условия, тот и будет победителем. Также скажу, что на сегодняшний день мы получили уведомление от нашего городского, Пермского МУП «Полигон» извещение о том, что тариф наш увеличивается почти на 750 руб. за тонну. Теперь можно представить, какой будет тариф для населения Сегодня за захоронение мы платим 350, прибавить к ним 750, 1100 будет за тонну с 1 января 2018 года. И это ещё не начались конкурсные процедуры, ещё не выбрали регионального оператора. Ваш покорный слуга делает на сегодняшний день всё, чтобы заморозить это тарифное изменение, для того, чтобы мы не получили коллапса, потому что нам реально вывернули руки и сказали: «Братцы, через 2 недели весь город будет нам платить на 750 руб. больше». Ещё раз подчёркиваю – против тех 350, которые сегодня есть, плюсом.

Ведущий: – Сергей, если я не ошибаюсь, раньше вы возглавляли компанию «Экосистема», занималась она тем же самым бизнесом. Это переименование, упразднение, правопреемство? Почему?

Гость: – Это элементарный ребрендинг для снятия имиджевых и репутационных рисков. Дело в том, что мы когда-то на этом рынке начинали развиваться с компанией «Экосистема Москва», далее мы по идейным соображениям мирно и дружно разошлись в 2009 году, и дальше я стал развиваться самостоятельно в этом направлении. Но какое-то время компания наша уже под моим управлением носила имя «Экосистема», пока не наступила реформа ЖКХ, и сама московская «Экосистема» не зашла к нам сюда в конкуренты. И нас путали буквально на каждом углу. Когда начинаешь разговаривать о себе, представляя интересы в банках и в других слоях, на других уровнях – везде путают с московской «Экосистемой» и ассоциируют нас естественно с этой компанией. Вплоть до курьёзных моментов доходилоПолучил я однажды звонок из одного из наших муниципальных районов и приглашение на встречу с главой и соответствующими замами по поводу решения вопроса их экологической проблемы, связанной с полигонами, с возкой отходов и так далее. Приезжаю в этот муниципальный район, мне выгружают всю информацию, благодарны, что я приехал, вплоть до внутренних процессов, что происходит, вплоть до инсайда, кто у кого на пути стоит и что нужно, и как с кем разговаривать и общаться. То есть выгрузили всё. Я был вообще удивлён: «Откуда столько любви и внимания в принципе?» – так по секрету, это уже когда разговорились. «Так вот, – говорят, – мы были на совещании у губернатора (Басаргина ещё в тот момент), и нам Демченко Олег настоятельно рекомендовал обратиться к «Экосистеме», которая способна решить любые вопросы в регионе. На основании этого мы к вам и обратились». Мне стало всё ясно, что рекомендовали всё-таки, видимо, московскую «Экосистему». Ну и по другим основаниям: сегодня очень много уголовных дел заведено в отношении этой компании в части её деятельности в регионах Российской Федерации. И пришлось просто быстренько поменяться.

Ведущий: – Давайте вернёмся к новостям компании текущим, так или иначе пресс-релизы в адрес редакции приходят. Недавно пришёл пресс-релиз о том, что «Экол» закупил 30 новых мусоровозов. Это много вообще или мало для такой компании, как вы? И коль скоро мы говорим о том, что 60% рынка у «Экола» – крупнейший, получается, игрок – это, получается, обновление парка полностью происходит за счёт этого приобретения?

Гость: – Да, это стопроцентная замена парка. Когда вышло постановление главы администрации города Перми №809 об утверждении новых норм, в том числе об утверждении используемой тары, которое отменило действие привычных нам бачков 0,75 металлических на евроконтейнеры, на бункеры, на заглубленные контейнеры, нам пришлось поменять технику. Но при этом можно было первое: приобрести импортную технику. Второе:  можно было просто переоборудовать, и это было намного дешевле. Мы приняли решение не «кудесничать», не смешить город машинами, парку которых было около трёх лет, и мы приняли решение полностью поменять и обновить его. Лизинговые компании доверяют нам,  и мы таким образом обновили к текущему моменту 30 грузовиков. Много это или мало для 60%? Если смотреть на среднюю статистику регионов, то такой объём, который мы вывозим, в среднем вывозят примерно 50 мусоровозов. Мы такой объём вывозим с помощью 30 мусоровозов. Настолько мы эффективны.

Ведущий: – Хотелось бы на оптимистичной ноте закончить. На сайте компании есть информация, вы как руководитель делитесь с позитивом, причём делитесь тем фактом, что на ваших сотрудников высокий спрос на рынке труда, сотрудников предприятия постоянно атакуют хэдхантеры. Вообще мне показалась странной эта позиция, я поясню, почему. Как правило же берегут, не отпускают сотрудников, как-то ревностно относятся первые руководители. Вы же этим гордитесь.

Гость: – Ну, конечно, 61-й год закончен, крепостное право отменено, поэтому «вольную» даём всем, кто хочет идти, пожалуйста, иди. Другое дело, действительно что к нам внимание пристальное со стороны конкурентов. За период развития нашей компании у меня уже топ-менеджеров в количестве 5 человек переманивали. Я уж не говорю про рядовой состав. Но это почётно, почему, нет? Это честь. Я, например, у конкурентов ни одного человека не переманил, у меня принцип такой. Отдел персонала занимается с учётом этих ограничений: не брать от конкурентов людей, потому что я знаю, что там нечего брать. А вот наоборот система работает. А что касается позитива, я хочу сказать, что мы сейчас будем проводить акцию, которая посвящена как раз уходящему году экологии, в предновогодние дни мы её объявим, проведём в новогодние праздники. Мы будем украшать ёлку украшениями, которые сделаны из отходов. Будет объявлен конкурс, будет главный приз. Можно следить за новостями, об этой акции будет указано на сайте.

Ведущий: – Вообще декабрь традиционно считается временем затишья в общественной жизни, и дела завершаются в деловом мире, балансы сводятся, подбиваются какие-то итоговые цифры. Как я понимаю, на рынке ТБО наоборот жарко сейчас?

Гость: – Очень. Не то слово.

Ведущий: – Так всё-таки компания «Экол» идёт на конкурс, пускай не объявленный?

Гость: – Да, конечно, идёт. Это будет большая битва, это будет битва федеральных титанов. Надо сказать, что на рынке города Перми нет ни одного отдельно взятого оператора, который готов выполнить эту задачу, включая нас, компанию «Экол». Поэтому ещё раз мы обращаемся к инвесторам, мы потратили огромное количество времени для того, чтобы перебрать их. Наконец мы взвесили, нашли этого инвестора, он тоже готов зайти в регион. Мы ждём конкурса.

Ведущий: – Чего вы ждёте в данном случае от власти? Вы, я имею в виду, участники бизнес-сообщества.

Гость: – Не мешать.

Ведущий: – Есть же федеральный закон всё равно, есть же какие-то правила, принципы игры. Как я понимаю, в конечном счёте слово будет за исполнительной властью.

Гость: – Мы же понимаем, что есть конкурсы, когда власть вмешивается, когда власть подыгрывает. Если будут объявлены честные торги, честный конкурс, и власть не будет вмешиваться, не будет мешать, а также реализовывать, тем более самое главное на стартовом этапе не мешать – я думаю, что в регионе получится всё очень красиво и быстро.

Ведущий: – В идеале что должно получиться? Пройдёт 19-й год, заглянем немного вперёд.

Гость: – В первый год обновится парк техники обязательно, 100% обновится. Парк контейнеров обновится, контейнерные площадки будут приведены в соответствии с, громко сказано, эстетическим видом. Далее мы начнём строить заводы по сортировке и переработке отходов.

Ведущий: – И это не «халява».

Гость: – Это огромные деньги. Это 4,5 млрд инвестиций.

Ведущий: – Не только с жителей, я имею ввиду. Не «халявные» средства, вот что я имею ввиду.

Гость: – Это частные инвестиции, 100% частные инвестиции. Риски инвестиционные и частные инвестиции.

Ведущий: – Сергей, спасибо за участие в сегодняшней программе.

Гость: – Спасибо, что пригласили.